11:07 

Рецензии Сильвера на "Бессмертную возлюбленную" и "Ромео"

Dona Ana
Je t'aime, moi non plus
Великие люди, как правило, оставляют после себя много бардака. Гениальный композитор Людвиг ван Бетховен, например, так и сказал никому, какая женщина в его жизни была самой любимой. Этот вопиющий пробел восполняет режиссер Бернард Роуз.

Искрой, зажигающей сюжет, становится письмо Бетховена. Рискуя утомить аудиторию, процитирую его: "Мой ангел, моя вселенная, мое второе я, к тебе обращены все помыслы в радости и печали. О, если бы знать, услышит ли нас судьба, моя Бессмертная Возлюбленная! Без тебя моя жизнь мертва. Но не тревожься, только люби сегодня и вчера. Я так страстно желаю тебя, моя жизнь, моя единственная вселенная. Прощай, остаюсь вечно твой, о, вечно моя, навсегда". Это письмо уже после смерти Бетховена попало в руки его секретаря герра Шиндлера. С этим своим списком Шиндлер начинает мотаться по бывшим подругам Бехтовена, пытаясь вытянуть из них признание. Он хочет удостовериться, что именно та или иная возлюбленная была той самой Единственной и Бессмертной. Ей, по мнению Шиндлера, должно достаться право на посмертное издание произведений маэстро. Это становится навязчивой идеей Шиндлера. В конце концов, он найдет то, что искал, правда, не в том месте, где рассчитывал.

Поиски Шиндлера - это сюжетный каркас фильма. Он позволяет режиссеру то и дело путешествовать в прошлое, реконструируя жизнь Бетховена и знакомя нас с ключевыми моментами его непростой судьбы. Мы узнаем, что личностью великий человек был препротивнейшей, однако попутно получаем множество причин простить его за все те выходки (зачастую - просто безумные), которые он совершал. Бетховен показан как человек крайностей. Если он ненавидел - то на всю жизнь, если любил - то безмерно, так, что самому объекту любви становилось невмоготу. В общем, Бернард Роуз позволяет нам самим делать выбор: осуждать Бетховена или оправдывать. Снабдив нас всей полнотой информации, он спокойно умывает руки, а на экране появляется надпись "Конец фильма".

Вероятно, это один из лучших биографических фильмов, которые мне доводилось видеть. И, скорее всего, такое впечатление создает один-единственный человек - Гари Олдмен. Потрясающая игра! Олдмен - великий актер, когда не ленится (а это с ним периодически случается - в "Алой букве", скажем) и когда не попадает в откровенно лажовые проекты типа "Затерянных в космосе" (от этого никакой гений не застрахован). Бетховена Олдмен играет со страстью, с душой, этот человек, видимо, близок его странной, экспрессивной натуре. Оба они - слегка "двинутые" по жизни, безмерно талантливые люди, хотя степень таланта я все-таки сравнивать не буду. В общем, Олдмен оказался на своей территории. Мы получаем феерическое представление, которое временами почти больно наблюдать - но как иначе понять, насколько тяжело было рядом с Бетховеном и насколько трудно было ему самому?

Очень умело вплетенное в интерьер эпохи, действие, временами страдающее дефицитом динамизма, мало-помалу затягивает. Ближе к концу все чаще ловишь себя на какой-то стариковски-маразматической мысли: "Такое кино сейчас не делают!" Правда, именно концовка такое впечатление отчасти убивает. Затянутая и излишне мелодраматичная, она еще и заполнена всякими умными мыслями, неуместность которых просто достает. Все дело, наверное, в том, что концовка проходит уже практически без участия Олдмена. А без него "Бессмертная возлюбленная осталась бы довольно посредственным фильмом…

http://www.kino.orc.ru/js/review/immortal_beloved.htm

Ромео истекает кровью

Цитата:
Роль Моны, а точнее – сцена в машине (когда Мона со скованными руками) принесла Лине Олин номинацию на приз MTV. Вполне справедливо. По законам MTV весь фильм и стоит оценивать – снят-то он ради двух или трех сцен, в которые вложен весь режиссерский темперамент. Пространство между ними заполнено материалом менее интересным, хотя, в целом, полюбоваться там тоже есть на что. Напомню: фильм снимали в начале 90-х. Тогдашняя мода требовала стильного нуара. Господин Медак дает публике столько стильного нуара, сколько она может вынести. И даже немножко больше. С чувством стиля у него проблем никаких. С чувством меры – куда хуже. 100 минут экранного времени – не шутка, даже при таком ветвистом сюжете. Равномерно распределить нагрузку по этому отрезку времени очень трудно – слишком много искушений. Особенно, когда в руках у режиссера – такой актерский коллектив.

Комментарии
2006-09-19 в 11:14 

ППКС
плюс еще бы пару затрещин режиссеру и сценаристу выдать... и все было бы ок..

2006-09-19 в 11:54 

з.ы.
ППКС был по "Бетховену"

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

l'histoire de notre folie

главная